ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

ПОРТАЛ ЛИПЕЦКИХ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ПУБЛИЧНЫХ БИБЛИОТЕК        

Централизованная
Библиотечная
Система

Анонсы

Афиша мероприятий с 26 июля по 1 августа

Подробнее »



Чемпионат читающих детей набирает обороты

Чтобы стать участником Чемпионата читающих детей и побороться за звание «Лидер чтения», предлагаем юным пользователям муниципальных библиотеки их родителям ознакомиться с Положением о городской детской акции «Чемпионат читающих детей».

Подробнее »



Новости

  • Правдоподобный вымысел Поздравляем!

    Сегодня ещё один сотрудник Централизованной библиотечной системы г. Липецка получил высокую награду. Знака отличия «За заслуги перед городом Липецком» удостоена заслуженный работник культуры РФ, член Союза журналистов, почетный эколог Галина Семёновна Гурьева.

    Читать дальше »

  • Правдоподобный вымысел «Прочти, отгадай, другим загадай»

    А знаете ли вы, что 26 июля – День загадывания загадок? В этот день в детской библиотеке библиотечно-информационного центра имени Е. П. Смургиса организовали выставку-загадку «Прочти, отгадай, другим загадай!»

    Читать дальше »

  • Газета «Первый номер»

    6 августа 2018

    #proчтение

    Книжный обзор главного библиотекаря Центральной городской библиотеки им. С.А. Есенина Юлии Гелашвили

     

    Правдоподобный вымысел

    Жанр своей новой книги «Уна & Сэлинджер» Фредерик Бегбедер с присущим ему стремлением эпатировать определяет как «faction»: от английского «fact» («факт») плюс «fiction» («вымысел»).

    Книга начинается с истории, как Бегбедер в мае 2007 года в качестве журналиста отправляется к Сэлинджеру, который давно уже вел затворнический образ жизни, скрываясь от любого внимания, и, подобно мальчишке, поворачивает обратно, испугавшись встречи. Но роман, конечно, не об этом.

    В 1940 году Джером Сэлинджер встречает Уну О'Нил, ему – двадцать один, ей – пятнадцать лет. Он начинающий писатель, она дочь драматурга, лауреата Нобелевской премии по литературе 1936 года.

    Уна в «Сторк-клубе», Нью-Йорк сороковых, андеграундный шик. В это время у рано повзрослевшей и выброшенной в мир Уны уже горят глаза. Уна богата, красива, двери Нью-Йорка для нее распахнуты, но жизнь у О'Нил такая, что ей в пятнадцать хочется, чтобы распахнуты были окна, она бы с радостью вышла в одно из них.  В компании с подругами, так же, как и она, обезображенные громкими фамилиями своих отцов, не оставляющих им шанса быть собой, а рядом с ними Трумен Капоте, который останется с Уной до последнего.

    Сэлинджер влюбляется в нее сразу – это не влюбленность даже, он сам не знает, что делать с этим, но ему хватает минуты, чтобы освободить в себе для нее место.

    Об Уне и Сэлинджере почти ничего не известно на самом деле, одни только письма, которые так и не были опубликованы, но Бегбедер рассказывает совсем не длинную историю – ту, которой она могла бы быть.

    Уна была его мотыльком, она взмахнула крыльями, обдав Сэлинджера волной холодного воздуха, и оставила его. Он пройдет с Уной войну, она поможет ему освобождать лагерь. Оставив его одного, Уна, влюбленная в Чаплина, нашедшая в нем то, чего так хотела: желание быть нужной, она все еще оставалась у Сэлинджера.

     Злость, желание причинить ей боль, обида и еще одно – желание, чтобы Уна была рядом, делало его живым даже тогда, когда, казалось бы, цепляться ему было уже не за что.

    Со временем Уна уйдет на задний план: будет война, будут книги, новеллы, которые напишет Сэлинджер, будет встреча с Хемингуэем, который расскажет ему, что писатель без трагедии в первой любви не сможет написать больших книг. Будет синдром ветерана, когда Сэлинджер вернется домой, и его встретит тот же консьерж, который был до того, как Джером отправился на войну, и он будет знать: за их жизни они сражались, но принять этот мир уже не сможет.

    Никто не знает, встретились ли они снова, но Бегбедер дает Сэлинджеру на это право. Он позволит объясниться и отдать Уне то, что по праву принадлежит ей.

    И Уне тоже Бегбедер даст возможность извинить и извиниться, но главное  –  закрыть на самом исходе жизни историю, которая длилась всю их жизнь за спиной Чаплина. Это красивая история невлюбленного мужчины, невлюбленной женщины, которая прервалась войной, и осталась неопределенной, непонятой, но очень нужной обоим.

    Тончайшая сплетенная книга из жизней разных людей Америки того времени  –  Америки еще свободной, блистающей, Америки, где Чаплин превращал зрителя в раба, где Уна О'Нил прикуривала сигарету в мундштуке, где Трумен Капоте насмехался над Джеромом из-за его роста, а Сэлинджер рыдал на входе в концлагерь.

    У каждого своя судьба  –  и каждый заплатил достаточно.